МЫ ПОМНИМ – МИР ПОМНИТ! We remember – the world remembers! UNSER GEDENKEN — WELTWEITES GEDENKEN!

«Я СЧАСТЛИВ, ЧТО ЗАЩИЩАЛ РОДИНУ»
Непридуманный рассказ о неизвестном герое

КауфманЧеловек на войне, его личный вклад в победу остается всегда на первом плане. Потому что на войне трудно остаться человеком. Трудно остаться тем, кто умеет любить и прощать. Но те, кто прошел Великую Отечественную, кто принес себя в жертву, дали нам великий урок. Урок любви к Родине, к народу, к семье. Что же значит Великая Отечественная война в истории моей семьи?
Изучив семейные архивы, вспоминая частые беседы с дедом, хочу рассказать вам о событиях тех суровых и героических дней из жизни моего дедушки Владимира Ефимовича Кауфмана (партизанский псевдоним Пикулик).
Из письма:
«Здравствуй дорогой фронтовой друг и партизан-подпольщик Владимир Ефимович! Недавно я побывал на родине – Кировоградщине, где мы с тобой воевали и партизанили, и там я узнал, что ты жив. Все эти годы я думал, что ты погиб, как сообщил мне об этом наш связной после освобождения военнопленных из лагеря. Но ты жив! Как это замечательно! Я счастлив, что снова нашел тебя».
А потом они встретились в городе Красноярске, в госпитале инвалидов Великой Отечественной войны, где лечился Владимир Ефимович. Это была волнующая встреча двух фронтовых друзей, двух бывших партизан. Они сжимали друг друга в объятиях и, не стыдясь, плакали. Встретились бывший командир подрывного диверсионного отряда Степан Алексеевич Дьяченко и бывший командир подрывной группы Владимир Ефимович Кауфман.
Они не знали друг друга, пока в 41-м их не свела война. ЦК ЛКСМ Белоруссии и разведотдел 11-й армии направили в глубокий немецкий тыл отряд разведчиков. Александрия, Корыстовка, Пятихатки – три крупных железнодорожных узла. Диверсионный отряд, который вел украинец, местный житель лейтенант Степан Алексеевич Дьяченко, должен был парализовать их работу.
Из воспоминаний Владимира Ефимовича:
– Берег реки Ингул – место последнего боя нашей диверсионной группы. В ноябре 1942 года мы вывели из строя необходимый врагу мост. Стояла удивительно прекрасная погода, а нам нужна была метель, иначе к мосту не подобраться – немцы берегли его как зеницу ока. Мы незаметно пробрались к мосту, стали выжидать. Кончились продукты, махорка. И вот на десятые сутки запуржило – теперь немцы и носа на улицу не показывали. Все шло как по маслу. Уже запалили бикфордов шнур… и небольшая искорка выдала нас. Повисли в воздухе осветительные ракеты, обрушился шквальный пулеметный огонь.
При отходе от моста были убиты трое партизан. Степан Дьяченко и Владимир (Пикулик) прикрывали отход группы. Владимир с этого задания не вернулся.
– Последнее что помню, это ослепительно-яркое пламя взрыва, и дальше пустота…
Впоследствии были организованны поиски его трупа. Но безуспешно. Отряд продолжал действовать дальше, вплоть до соединения с регулярными частями Красной армии.
А что же было дальше с Владимиром Пикуликом?
– После взрыва моста я был подобран нашими женщинами, которых фашисты согнали из ближайших деревень на разборку завалов после этого крушения. Трудно предположить, почему немцы меня не нашли на месте взрыва: то ли белый маскхалат спас, то ли снегом завалило. И две простые советские женщины, рискуя жизнью, сумели укрыть меня от немцев и доставить на ближайший хутор, где я пришел в сознание лишь через несколько суток. Затем более полутора месяцев они помогали мне восстанавливать силы, так как я даже на ноги встать самостоятельно не мог. Спасая и укрывая советского офицера-партизана, женщины и их семьи постоянно находились в смертельной опасности. Чтобы не подвергать женщин этой беде, я попросил их ночью переправить меня на полевой стан, чтобы в случае, если меня схватят, сказать фашистам, что я сам приполз сюда.
Женщины так и сделали. Но видно суждено было Владимиру Ефимовичу до конца испить горькую чашу насилий и издевательств врага. Местный полицай выследил раненого и выдал его немцам. Ужасы пыток и методы допросов в фашистском гестапо общеизвестны. Поэтому, когда Пикулика на рассвете вывели на расстрел, он был рад, что наконец-то избавится от всех мучений.
15 марта 1943 года он был расстрелян.
Однако и на этот раз смерть только обдала его своим пороховым дыханием и прошла мимо. Фашисты благосклонно разрешили закопать труп партизана, но наши советские люди опять выходили раненного Пикулика. И опять он был схвачен в одном из сараев и водворен в лагерь для военнопленных в город Владимир-Волынский. Продержали здесь недолго: военнопленных погрузили в эшелон и куда-то повезли. В первую же ночь больным, изможденным людям удалось сорвать пол в вагоне. Падали на рельсы на полном ходу поезда... Владимир уходил шестым.
Спустя три месяца Владимир Ефимович перешел линию фронта. Закончил войну командиром взвода разведки на Втором Украинском фронте. Был отмечен правительственными наградами. В 1946 году был демобилизован по состоянию здоровья.
– Я счастлив, – говорил Владимир Ефимович, что защищал нашу могучую и прекрасную Родину-мать!
Ветерана Великой Отечественной войны Кауфмана Владимира Ефимовича уже нет в живых. Стареют наши победители, уходят в мир иной с каждым годом, но тем ценнее время, оставленное нам для общения. Нельзя не преклоняться перед теми, кому суждено было выжить и вернуться домой.
Не было семьи, через которую не прошла бы война. Мы – потомки выживших. Наше дело – помнить, сохранить и передать эту память дальше.

Вера Юськова, город Бородино, Красноярский край. Опубликовано в №3-2010 журнала "Наша власть: дела и лица"

РОДНЯ

Нестерово – старинное русское село, в котором уже несколько веков проживают потомки известных фамилий – Рудневы, Помулевы, Лебедевы, Истомины.
Мы, молодые, порой совсем не задумываемся о своих корнях. В последнее время мы, русские, в отличие от бурятского населения, мало дорожим своими родственными связями, и многие из нас знают свою родословную едва до третьего колена. Поэтому я решила всерьез заняться ее изучением.
Истомин – от внецерковного мужского личного имени Истома, частого у русских вплоть до XVII в.
История нашего рода Истоминых начинается с Осипа Филипповича и Натальи Никифоровны. Филипп Истомин был кучером у помещика на Вологодчине, то ли сбежал от него, то ли за непослушание отправлен в Сибирь, но уже позже других добрался до села Нестерово, что говорит о поморских корнях моих предков. У Осипа Филипповича было три сына и все трое Федоры – Большой, Средний и Малый. У Федора Большого и его жены Федосьи Герасимовны было пять дочерей и один сын Иван, у Федора Среднего и его жены Валентины были четыре сына и дочь. Федор Малый и жена Наталья имели дочь Улиту и сыновей Осипа, Ивана и Василия. После смерти Натальи Федор Малый сошелся с Серафимой, молодой вдовой племянника Ивана, которая помогла ему вырастить детей.
ИстоминМой прадедушка по отцовской линии – Истомин Василий Федорович, сын Федора Малого, 1924 г.р., ветеран Великой Отечественной войны, проживает в нашем селе, и я горжусь им. Он – единственный оставшийся в живых участник боевых действий, который много рассказывал нам, своим правнукам, о событиях тех нелегких лет. Когда началась война, ему исполнилось 18 лет, и он сразу был призван в армию, а после прохождения двухмесячных курсов связистов был отправлен на фронт на Калининском направлении. В одном из боев попал под бомбежку и получил ранение в ногу. После лечения в госпитале в Перми направлен на 3-й Украинский фронт. Отвоевывали Днепродзержинск, Кривой Рог, форсировали Южный Буг, освобождали деревню Белоусовка. В этих боях был разведчиком. В Кривом Роге получил второе ранение – в плечо. После госпиталя – снова на передовую, но уже минометчиком 102-миллиметрового миномета. Прошел путь до Румынии через реку Днестр. После тяжелого ранения в голову был демобилизован. За ратный труд награжден орденом Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За победу над Германией». После войны прадедушка работал в родном колхозе, затем в совхозе трактористом, даже два-три года назад его еще можно было увидеть за рулем трактора, несмотря на преклонный возраст. В этом году, 9 января, мой прадедушка отметил свой 85-летний юбилей, и все рады этому событию. А ведь он до сих пор носит в голове осколок той далекой войны.
ИстоминаИз рассказов прабабушки Галины Ивановны я узнала, что во время Великой Отечественной войны она работала в женской тракторной бригаде под руководством Помулевой Анисьи Трифоновны. Вместе с другими женщинами она заменила мужчин, ушедших на фронт. Женская тракторная бригада, в которой вместе с ней работали М.М. Голенецкая, В.Г. Брагинцева, А.Г. Помулева, Е.Н. Молчанова, А.В. Батурина, Н.Н. Лобыцина и другие, была одной из лучших в МТС. Прабабушка вспоминает те трудные для всех годы со слезами на глазах, потому что все тяготы войны легли на плечи молоденьких девчонок и женщин. Но они вынесли все лишения, дождались с войны своих родных и близких.
Прадедушка вместе с прабабушкой вырастили девятерых детей, один из них – мой дедушка, Истомин Николай Васильевич – родился в 1950 г. Остальные дети – Валентина, Нина, Михаил, Наталья, Лидия, Люба, Ольга и Владимир, окончив школу, разлетелись в разные края нашей Родины, а дедушка остался в родном селе рядом с родителями. Здесь он научился работать на всех видах сельскохозяйственной техники, получил профессию водителя, прошел путь от тракториста до управляющего отделением. А сейчас он возглавляет СПК «Заря», который является лидером в районе. Дедушка получил награды за свой нелегкий труд, избирался депутатом местного совета депутатов.
Моя бабушка, Светлана Михайловна родилась в 1953 году в Читинской области. В семье было трое детей (Светлана, Сергей и Ирина). Ее родные проживают в нашем селе, брат Сергей имеет двоих детей (Марина и Алексей), на селе известен как хороший печник, который приходит на помощь людям в любую минуту, а младшая Ирина работает бухгалтером в сельской администрации, мать четверых детей (Игорь, Оксана, Татьяна и Алексей). Бабушка Света долгое время работала главным бухгалтером в колхозе «Зырянский», а затем в совхозе «Нестеровский», который был переименован в СПК. Она неоднократно награждалась грамотами районного управления сельского хозяйства, райкома, ценными подарками. Сейчас моя бабушка индивидуальный предприниматель. Она самая лучшая бабушка на свете, потому что всегда рядом с нами, помогает своим внукам всегда и во всем. У них трое взрослых сыновей (Евгений, Алексей и Василий). Старшие пошли по стопам отца, освоив профессию механизатора, помогают выращивать зерновые, вместе с родителями построили собственные дома, обзавелись семьями, женившись на подружках из Кяхты. Младший Василий служит в милиции. У всех растут дети, а в нашей семье у Алексея и Марины нас трое – Вероника, Юрий и маленькая Маргарита.
Моя бабушка Света рассказала мне о своих родителях, которые когда-то приехали в Читинскую область из Тамбовской области. Прапрадедушка Муньков Дмитрий (1905 г.р.) и прапрабабушка Мунькова Евдокия (1905 г.р.) переехали в Забайкалье, в Читинскую область в 1935 г. В их семье было 5 детей (Иван, Анна, Сергей, Анастасия, Антонина).
Прапрадедушка работал на шахте. С 1941 по 1945 сражался за Родину на полях Великой Отечественной, получил заслуженные награды за свой ратный подвиг. Был тяжело ранен, вернулся домой на протезе, после войны добросовестно работал конюхом в колхозе. В 1952 г. трагически погиб на реке Витим при переправе табуна лошадей. Конь сбросил его, а он не смог выплыть, так как на ноге был протез – память о той жестокой войне. Прапрабабушка Евдокия во время войны работала поваром в столовой, а с 1958 г. – проводником поезда, ездила по разным городам нашей Родины.
Мой прадед, Михаил Григорьевич (1928 г.р.), уроженец Читинской области. В семье было 5 детей (Клавдия, Анна, Михаил, Николай, Анатолий). Растила детей одна мать – Александра Алексеевна, так как отец умер от тифа в 1932 г. Прадед с малых лет работал в колхозе, помогал матери, так как был старшим из братьев. Затем стал работать на шахте, добывал уголь до 1960 г. С 1960-го по 1986 г. работал плотником и печником в Бурятии.
Прабабушка Анастасия Дмитриевна родилась в 1928 году в селе Елизаветино Тамбовской области. Сейчас она живет вместе с моей бабушкой, так что мы часто видимся с ней, помогаем ей во всем.
История жизни моих прадедушек и прабабушек – это история моей страны. Мой прадед Василий Федорович храбро сражался на полях Великой Отечественной войны, за что награжден боевыми орденами и медалями, а после войны добросовестно трудился в родном колхозе и совхозе, поднимая свою многодетную семью. Прабабушка Галина Ивановна – мать-героиня, которая работала от зари до зари во время Великой Отечественной войны в женской тракторной бригаде, выращивая хлеб для фронта. Их девять детей, 18 внуков и 17 правнуков относятся к ним с глубоким почтением, потому что династия Истоминых продолжается благодаря им, пережившим все трудности и лишения, сумевшим сохранить добрые отношения друг к другу, к своей семье. Внуки и правнуки, а также прапрапраправнуки Филиппа, основателя нашего рода, гордятся своей фамилией, своими корнями, героическим прошлым своих отцов, дедов и прадедов.
Теперь я буду помнить имена моих прапрапрапрабабушек и прапрапрапрадедушек, их детей, историю их жизни, потому что сама окунулась в прошлое, узнала свои корни, свою родословную. Самое главное теперь – сохранить историю моего рода для будущих поколений.

Вероника Истомина, ученица 6 класса Нестеровской средней школы с. Нестерово Прибайкальского района Республики Бурятия. Опубликовано в №1-2-2010 журнала "Наша власть: дела и лица"

НЕТ ЦЕНЫ У ПОБЕДЫ

В сентябре 1939 года Николай Акимович был первокурсником мединститута. Правда, всего полмесяца, потому что всех родившихся в 1921-м в середине сентября оправили из вуза по домам с наказом: ждать повесток из военкоматов. Предполагалось, что освободительный поход в Западную Украину и Западную Белоруссию может стать затяжным. Тогда двадцать первый год и забреют в солдаты. Но присоединение окраин завершилось быстро и почти бескровно. О бывших студентах вспомнили только спустя два месяца. Юношам предложили продолжить учебу в медицинском училище – военном. Страна готовилась к новым походам. В училище подгребли не только медиков-недоучек, а всех более-менее подходящих: учителей начальных классов, студентов консерватории. Готовили военфельдшеров, то есть помощников врачей, и фармацевтов. Курсанта Воскобоя определили к первым – будет на передовой раненых перевязывать.
1939 год закончился, 1940-й пролетел, 1941-й промелькнул. 28 августа 41-го лейтенант Николай Воскобой вместе с другими бойцами только что сформированной из удмуртов 313-й стрелковой дивизии грузился в Ижевске в эшелоны, а 5 сентября уже воевал на Карельском фронте. Далее – как в калейдоскопе: отступление под напором финской Карельской армии, Петрозаводск оставлен, неудачная Медвежьегорская наступательная операция. Страшная зима. Мороз иной раз зашкаливал за сорок градусов. Как бинтовать раненого, если пальцы не гнутся? Как раздеть на холоде и чем потом отогреть? Как спасти его, если он на снегу замерзает? Это был сущий ад. Финны калечили людей сотнями. Фельдшер подползал на животе. Первая задача – остановить кровотечение. На оторванные руки и ноги внимания не обращал. Но спасти удавалось далеко не всех.
Особенно жутко пришлось в окружении. Кругом сопки, болота, лес. Местность труднопроходимая. Раненые не выдерживали переходов. Живые укладывали их на обочине и продолжали движение. Приказ – идти на прорыв любой ценой.
Цена победы – кто ее подсчитывал? Николай Акимович вспоминает, как на штурм Медвежьегорска шел батальон «рокоссовцев» – так в Карелии называли части, сформированные из заключенных. В живых остались единицы. Чуть позже в составе карело-финской национальной бригады (по штатам военного времени это была обычная легкая лыжная стрелковая бригада, карелов и финнов – единицы, в основном – русские) лейтенант Воскобой сам оказался на волосок от смерти. Финны на этом участке фронта стремились перерезать железную дорогу на Мурманск, по которой шла помощь из Англии и США, поэтому действовали дерзко и жестоко. Просачивались в тыл нашим войскам, вырезали небольшие гарнизоны и посты. Уходя от преследования, минировали лыжные тропы. Сколько однополчан Николая Акимовича погибло – не перечесть. Сам лично мертвых закапывал в сугробы, ночевал в снегу, бился врукопашную. Чудом выжил. Ходил в рейды по тылам противника, колол штыком, резал тесаком. Одним словом, делал свое дело как умел. Через не могу.
Иногда ему чудесным образом везло. Вдруг по лесной просеке ударил вражеский пулемет, прижал бойцов шквальным огнем. Лейтенант Воскобой выстрелил из винтовки в сторону пулеметчика – тот замолчал. Убил ли, ранил – это неизвестно. Не исключено, что и не им посланная пуля нашла цель. Но факт остается фактом: пулемет больше не стрелял.
Похожее получилось с финским самолетом, летевшем на бреющем полете метрах в десяти над землей. Пилот чуть ли не по пояс высунулся из кабины, что-то высматривая. Выстрел. Самолет со снижением скрылся за сопкой, упал, подняв огненный фонтан. Возможно, пилот не справился с управлением. А может быть, наткнулся на пулю Воскобоя.
Был и такой случай. Шел 44-й год. Наши войска получили приказ перейти финскую границу. Шли через озеро, лед таял, брели по колено в воде. Финны нещадно крошили все вокруг. Пришлось несколько ночных часов хлебать ледяную водицу. Помощь пришла только с рассветом. Казалось, воспаление легких, как минимум, обеспечено. Но молодость взяла свое: даже не кашлянул военфельдшер после того купания. Словно в насмешку, судьба после водных процедур бросила лейтенанта в огненное пекло – в противотанковый артиллерийский дивизион. Даже по фронтовым меркам это было место для стопроцентных смертников, поскольку с пушкой-сорокапяткой приходилось сидеть далеко впереди собственных окопов. Поджидать бронетехнику, обстреливать ее, но и самому получать прямой наводкой из танка или самоходного орудия. Николай Акимович горько усмехается:
– Офицер в этом дивизионе получал полтора оклада денежного довольствия. Только мало кому удавалось этот оклад получить два месяца подряд.
Воскобою повезло – сумел и здесь обмануть костлявую.
Очередной поворот во фронтовой биографии офицера – перевод на полуостров Рыбачий, участие в боях за укрепрайон Петсамо. Финляндия к тому времени вышла из войны. Карелия почти полностью очистилась от захватчиков. К октябрю 1944 года противник удерживал лишь незначительную часть советской территории западнее Мурманска. Здесь, в условиях труднопроходимой горно-лесистой и болотистой местности, немецкие войска за три года создали мощную трехполосную оборону глубиной до 150 километров, насыщенную долговременными сооружениями, которую оборонял горнострелковый корпус. Это примерно 53 000 человек, специально обученных ведению боевых действий в таких условиях.
Опять страшные бои. Кругом гранит, дорог нет, каждый метр противником пристрелян. Вновь военфельдшер Воскобой без устали не только занимается ранеными, но и наравне с другими участвует в атаках. Ценой многих жизней порт Петсамо (Печенга) был взят. 21 октября войска вышли к границе с Норвегией и 22 октября освободили поселок Никель.
Новый перевод, на этот раз – почетный. Лейтенант попадает в минометный полк резерва Главного командования и уже вместе с полком 120-миллиметровых минометов оказывается в Курляндии. И опять – исключительно тяжелые боевые будни, которые ветеран обрисовал одной фразой: что угодно – ради Победы!
Да, лейтенант Воскобой на фронте даром хлеб не ел. Орденов и медалей на кителе – на двоих хватит. Рассказывал о пережитом скупо, не выпячивая своих заслуг. Спрашиваю:
– Николай Акимович, кого больше всего вы на фронте жалели?
Отвечает:
– Поваров, почтальонов, женщин и лошадей. Это были самые беззащитные существа, на долю которых выпали неописуемых масштабов испытания. Почтальон – живая мишень. Повар – трудяга, готовивший иной раз варево из ничего. В одной руке винтовка, в другой – черпак. Женщина на войне – это дикость по меркам цивилизованного мира. Лошадь – несчастное животное, вытащившее на своих мослах практически всю войну. Мимо раненой лошади я равнодушно пройти не мог. Смотреть не мог, как она плачет. Вынимал пистолет и...
Сейчас Николаю Акимовичу почти 90 лет, 40 из них отдано армии. Однако он бодр, спортивен и активен. Сам водит старенькую восьмидесятую «аудюшку», много рисует, увлекается резьбой по дереву, раздаривая свои поделки знакомым. Угощает гостей мочеными яблоками из собственного сада. Язык не поворачивается назвать его стариком. Поэтому:
– Здравия желаю, товарищ полковник!

Наталия Иванова, студентка 3 курса филологического факультета (направление «Журналистика») РУДН. Опубликовано в №6-2010 журнала "Наша власть: дела и лица"

Далее...